Про отродье хамское. Штурманы - отродье хамское Эпичные цитаты грозного царя

Про отродье хамское. Штурманы - отродье хамское Эпичные цитаты грозного царя


О достоинстве гостевом на ассамблеях имеющим (1700г.)СН..
Перед появлением многонародным гостю надлежит быти:
- мыту старательно, без пропускания оных мест;
- бриту тщательно, дабы нежностям дамским щетиною мерзкой урону не нанести;
- голодному наполовину и пьяному самою малость.

В гости придя с расположением дома ознакомиться заранее на лёгкую голову, особливо отметив расположение клозетов, а сведения в ту часть разума отложи, коя винищу менее остальных подвластна.

Явства употребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствий танцам не учинить. Зелье же пить в волю, нежели ноги держат, буде откажут - пить сидя. Лежачему не подносить, дабы не захлебнулся, хоть бы и просил. Захлебнувшемуся же слава, ибо сия смерть на Руси почётна.

Ежели меры не знаешь - на супругу положись - оный страж поболее государевых бдение имеет.

Упитых складывать бережно, дабы не повредить и не мешали бы танцам.

Складывать отдельно, пол соблюдая, иначе при пробуждении конфуза не оберёшься.

Беду почуяв, не паникуй, нескорым шагом следуй в место упомянутое, но по дороге не мешкай и все силы употребляй для содержания в крепости злодейски предавшего тебя брюха.

Будучи без жены, а то и, дай бог, холостым, на прелести дамские
взирай не с открытой жадностью, но исподтишка - они и это примечают, не сомневайся. Таким манером и их уважишь и нахалом не прослывёшь.

Руками не действуй, сильно остерегаясь и только явный знак получив, что оное дозволяется, иначе конфуз свой на лице будешь носить долго.

Без пения нет веселья на Руси, но оное начинают по знаку
хозяйскому, в раж не входи, соседа слушай - ревя в одиночку
уподобляешься ослице Валаамовой, музыкальностью и сладкоголосьем же, напротив, снискаешь многие похвалы гостей.
Помни, сердце дамское на музыку податливо.

Нами замечено, что в ассамблеях и на Невской першпективе иные щеголи в гишпанских панталонах предерзко щеголяют. Указую оных вылавливать, сводить на Литейный двор и пороть кнутом, пока оные панталоны в лохмотья не обратятся. На вопли и звание наказуемых - не взирать

Явства употребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствий танцам не учинить.

Лицу подчиненному перед лицом начальствующим надлежит иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальника.

«Штурманов в кабаки не пущать, ибо они, отродье хамское, не замедля напиваются и дебош устраивают.» -

«Штурманов во время баталии на верхнюю палубу не пущать, ибо они своим гнусным видом, всю баталию расстраивают.»
Указую господам сенаторам держать речи в присутствии не по-писанному, а токмо своими словами, дабы дурь всякого сразу была видна.

Штурман - натура хамская, до баб и вина охочая. Но за знание наук хитростных в кают-кампанию пущать и алтыны на водку давать.

"Все пожекты зело добрыми быть должны, дабы казну зряшно не разорять и Отечеству ущерба не чинить. Ежели кто прожекты начнёт абы как ляпать, тому чина лишу и кнутом драть велю."

Торговля - дело воровское, а посему им жалованье мизерное назначить, и вешать по одному в год, дабы другим не повадно было.

Я вот подумал..А может следует дополнить Сии Указы? Может кто Хочет Дописать Сии творения?

«Надлежит учинить полки морских солдат (числом по флоту смотря) и разделить по капитанам вечно...» С этого Указа Петра I от 16 (27) ноября 1705 года начиналась история морской пехоты России. По непроверенным данным, тот же Петр о них потом говаривал, де морские те солдаты "...есть отродье хамское, до вина и баб охочи, а посему повелеваю: аглицкого сукна давать в меру, а будучи в иноземном порту на берег их не пущать, ибо напившись, слова доброго не скажут, а драку учинят незамедлительно. Но жалованье платить исправно, ибо дело своё знают!"

С Днем морской пехоты!

Моя история, связавшая меня на 2 года с морской пехотой началась прозаичнее. И сегодня в очередной День морской пехоты, я расскажу ее вам, дорогие друзья и читатели.

1980 год. То, что меня призовут во флот я знал уже в военкомате. Что именно делать на флоте, я толком не представлял, и поэтому, когда мне с друзьями предложили пойти в ДОСААФ и поучиться на курсах телеграфистов - я особо не раздумывая пошел! С телеграфом работать было прикольно! Перфолента, расклейка телетайпов, устройство СТА, шифровка и дешифровка - все это выглядело довольно интересно, да и времени особо не занимало. В общем выпустился через полгода с корочками телеграфиста, и практически с военной специальностью " в кармане"!


Телеграфный аппарат СТА. 150 ударов в минуту я шлепал уже в 1981-м!)


Призыв подкрался незаметно. 26 октября 1981 года, после двух суток стояния на плацу в Егоршино, за нами приехали "покупатели" из Владивостока и мы, постояв еще для приличия несколько часов под дождем в Кольцово, вылетели рейсом Свердловск - Иркутск - Владивосток. В Иркутске было минус 20. Телогрейки тут же превратились в куски льда, которые мы носили на себе. "Сугрев" выгребли уже в Егоршино, согреваться было нечем и мы еще несколько часов стучали зубами, начиная переносить "тяготы и лишения" военной службы.
Во Владивосток прилетели поздно вечером и пришлось еще ночь ждать в палаточном городке для призывников. Именно там я впервые познакомился с известным в то время в определенных кругах, напитком, "Тройной"!
Мои грустные завывания о любви на гитаре чем то растопили душу какого то старшины, и он расстрогавшись на очередном исполнении "Там где клен шумит..." пригласил меня в палатку. Топилась печка от керосина, на шконке спал пьяный мичман, на столе стояла сковородка с холодной жареной картохой, а старшина открыв сундук, предложил мне на выбор около сотни фунфыриков одеколона, заботливо отобранного у призывников! :)
- Пил когда нибудь, спросил старшина!
- А то...попробовал я не ударить в грязь лицом!
- Выбирай тогда!
Кроме слова "Тройной" в голову ничего не пришло и я выбрал фунфырь одеколона!
- Разбавлять будем, спросил старшина!
- Делай как знаешь, сумничал я, и тот налил нам по стакану белесой разбавленной жидкости, которая пахла ужасом парфюмерии и уже на столе вызывала определенные позывы!
Выпили, заели картохой. Потом еще по стакану. Потом я еще что то играл на гитаре и помню, много пил, пытаясь вытравить из себя ужас послевкусия тройного одеколона!
Утром привезли в часть, под названием "Экипаж" на распределение по флоту. Я был приписан на подводную лодку и очень грустил, по поводу предстоящих трех лет где то под водой. Прошел барокамеру. Друзья пытались там разбивать себе носы, симулируя неспособность переносить давление, мне уже было на все наплевать. Я после Иркутска сильно заболел и ползал по экипажу с температурой под сорок.


Внезапно, на третий день лежания на нарах экипажа и скорбно ожидая своей участи, я увидел ЗЁМУ!!! Валерка, мой друг с Уралмаша, отслужил уже год. Служил тут же в экипаже. Занимал высокую должность - руководил командой бойцов, новобранцев, которые собирали по экипажу пустые бутылки из под лимонада, аккуратно складировали их и сдавали в прием стеклопосуды. Дело было очень доходное, потому как через экипах проходили тысячи призывников. Валера заведовал кассой, которую делил Бог его знает с кем, но уже на тот момент он "жил" не в части, а в съемной двухкомнатной квартире рядом с экипажем! Выпили. Разговорились. Валерка предложил остаться служить с ним, жить в той же квартире, и зарабатывать)). Но ТРИ года. Я попросил его "сделать" все что угодно, но только чтобы ДВА! Валерка пообижался немного, но уступил! Перекупить мои документы и перебросить их к морпехам, было минутным делом, и уже на следующий день за мной пришли двое бравых морпехов, с которыми я и пошел в дивизию. По дороге спросил их со слабой надеждой - есть ли у них там лекарства, потому что я сильно болею. Ответ помню до сих пор. Есть, говорят! "Пиздюлин с повторином" - устраивает мол тебя)))? Я кажется начинал понимать, что с Валеркой было бы интереснее)))!

1982 год. Старший матрос Будкевич)

В батальоне связи, входившем в состав 55 Дивизии морской пехоты КТОФ, куда меня привели к вечеру, было немного не по себе... Кто то подтягивался на турнике, бросал гири через плечо, кто то лежал на шконках, везде порхали молодые бойцы, моя, стирая, подшивая, подтирая все что не помыто, не пришито и не постирано! Кому то "стучали в душу" в проходах между двухярусными кроватями. Было тускло, грустно и немного страшно. Неизвестность происходящего пугала и наводила на тоскливые мысли.
Утром проснулся от сильного пинка по кроватной сетке второго яруса. Все куда то в бешеном вихре неслись. Построение. Кросс. Понедельник - среда - пятница - 3 километра, вторник - четверг - 6 километров, причем четверг - в противогазах. Суббота - хоз день, а через воскресение марш бросок - 10 километров с выкладкой. Была среда. Из расположений выбегала вся дивизия и все бежали полтора км до начала улицы Снеговой и полтора обратно. Пробежав метров 100 кто то сбоку предложил свернуть в кусты. То был Андрей из Ижевска, отслуживший уже полгода и знавший места, где от кросса можно было "косить". Забежали в кусты. Покурили. "Незаметно" вклинились в строй батальона, бежавшего обратно. Внезапно увидел, как Андрюха бороздит лицом асфальт. Не успел удивиться этому, как сильнейший пинок чуть ниже спины заставил и меня соприкоснуться с суровыми обычаями морпехов! :) Автор пинков был старший сержант Чужинов. По нашим меркам он был просто старик, так как призвался аж в 26 лет. Он этому тоже был не очень рад, и мы периодически ощущали это на себе!

Выдали форму. Деды ничего не отобрали. Неделю привыкали к портянкам. Портянки были летними и зимними, накрученные поверх юфтевых полусапог, они после отбоя сушились и источали. Всю ночь. Стирать было можно, но сушить было негде, так как сушилка была забита вещами "черпаков", "дедов" и "дембелей". Первые дни портянки сильно сбивали ноги. В кровь сбивали, но если это происходило на "строевой" нужно было бить сапогом землю и терпеть, терпеть...
Многое узнавал заново!) Научился в выдаваемых кальсонах отыскивать личинки бельевых вшей, а потом "прожаривать" их утюгом, чтобы эта живность не разводилась в собственных вещах. Научился не замечать, вернее уже через неделю привык к запаху портянок. Наизусть знал всех членов политбюро ЦК КПСС, и секретарей ВЦСПС!)))
Узнал как выпрашивать хлеб в хлеборезке. Все очень просто! Брали с собой Вову Мнякина (сейчас с. Илек, Челябинской области), с круглым как луна лицом, шли к хлеборезке, Вовка склонял голову-луну на бок и жалобным деревенским голосом просил: "Ребят! Дайте хлебца маненько! Кушать хотцца!"))) Расстроганные хлеборезы обычно давали две булки! Этого хватало, чтобы спрятаться в сопке и вшестером их побыстрому умять вместе с парой банок паштета "Волна"!)
Возненавидел гитару! Дело в том, что из "певцов" и "гитаристов" в призыве был я один, поэтому до ухода последнего дембеля, каждый вечер я занимал место в бытовке и пел. Играл и пел. Одно и тоже. Практически два месяца. Каждый день. На пальцах зароговела кожа от струн, а дембеля садились каждый день и просили "Илюха, давай про омут..." Зато я не участвовал в стирках и уборках дембельских вещей, не носился по дивизии в поисках сигаретки, не подрывался ночью на камбуз, чтобы пожарить кому то картофан. Гитариста берегли)))

Через полгода нарядов, парко-хозяйственных дней, тревог, покраски бордюров, строевой подготовки, политинформаций и прочих навыков "боевой и физической", я немного разобрался в расстановке сил батальона, научился красиво писать (!) и ушел в штаб - начальником строевой части. Стал "писаришка штабной"! В мой функционал входило многое - ежедневное ведение книги приказов части, немного секретки, постановка и снятие с вещевого и продовольственного довольствия, получение продуктов и сухих пайков, отправка в отпуска и командировки, рисование секретных карт учений, участие в этих учениях, что однако не отменило ежедневные кроссы, парашютно-десантную подготовку, высадку десанта и прочих военных прелестей.

Так незаметно прошел год! Я научился спать стоя, делать "подъем переворотом", пить спирт-ректификат без закуски, добывать из йода спирт, за пять минут съедать обед и полюбил лук и куски жира в супе, выкуривать сигаретку на иголочке, когда ее остается полсантиметра, спать в наряде на сопке обнявшись для тепла с собакой, ходить строевым шагом, делать "подъем-отбой" за 45 секунд по 20 раз за ночь, бегать десятку легко и не напрягаясь, показывать челку из под берета (через полгода), пить "чай" в банке из под тушенки, сразу же после ее съедения, кушать сахар "вприкуску" и за минуту съедать полбулки хлеба!

Последний царь всея Руси из династии Романовых, первый Император Всероссийский прославился своими реформами, благоприятно повлиявшими на развитие России. Пётр I не только славился своим трудолюбием, но и был остер на язык, поэтому цитаты Петра Первого довольно властны и напористы. Многие, изучавшие историю согласятся, что Петр I, он же Петр Великий, известен всем нам как довольно неординарная личность.

Одним из таких примеров неординарности Великого монарха хочу привести несколько особо интересных изданных им указов.

● «Указую на ассамблеях и в присутствии господам сенаторам говорить токмо словами, а не по писанному, дабы дурь каждого всем видна была. Пётр.»
Подобный указ так же не обошел и любимца Петра - морского флота:

●«Всем чинам экипажей флотских, от матросов до адмиралов, в странах иноземных бывая, до смерти не упиваться, дабы не позорить честь флотскую и государство Российское.»

Дальше больше...
«Штурманов в кабаки не пущать, ибо они, отродье хамское, не замедля напиваются и дебош устраивают…»
«Штурманов во время баталии на верхнюю палубу не пущать, ибо они своим гнусным видом всю баталию расстраивают.»

Знакомый (флотский) рассказывал, что слышал и о таком петровском указе, по которому если нашли матроса, не вернувшегося из кабака на корабль пьяного лежащим головой в сторону своего корабля, то бывало отделывался такой гуляка лишь легким испугом, мол перебрал конечно, но все же стремился назад, хоть и не дошел. Вот если уж не повезет и найден будет матрос в таком же виде, но головой в сторону от корабля, то тут и розгами его. По слухам, кое где и сейчас указ этот действует. Нет повода этому не верить, зная что моряки вообще довольно суеверны.

А вот о армии:

«Офицерам полков пехотных верхом на лошадях в расположение конных частей являться запрет кладу, ибо они своей гнусной посадкой, как собака на заборе сидя, возбуждают смех в нижних чинах кавалерии, служащий к ущербу офицерской чести. »

Еще пара указов, уже без ноток юмора звучат довольно жизненно:

«Я велел губернаторам собирать монстры и присылать в Кунсткамеру. Если бы я хотел присылать туда монстры человеческие не по виду их телес, а по уродливым нравам, места бы для них было мало. Пускай шатаются они по всенародной кунсткамере, между людьми они приметны. »

«Во время чищения кораблей и починки всякий мусор должно вывозить, чтобы ничего на дно не упало. А кто из своих то учинит, сам, ежели офицер, за всякую лопату (мусора) первый раз лишается месяц жалования, за второй раз - полгода, за третий будет оштрафован отнятием чина и записан в рядовые. А рядовым за третий - в Сибирь на каторжную работу » -

Указ Петра I от 09.12.1709

Эпичные цитаты грозного царя...

● Подчинённый перед лицом начальствующим должен иметь вид лихой и придурковатый! Дабы не смущать начальство разумением своим.

● Говори кратко, проси мало, уходи борзо!

● Зло тихо летать не может.

● В честь Нового года учинять украшения из елей, детей забавлять, на санках катать с гор. А взрослым людям пьянства и мордобоя не учинять - на то других дней хватает.

● Несчастья бояться - счастья не видать.

● И все пошло по-старому. Ничего не случилось. Над Москвой, над городами, над сотнями уездов, раскинутых по необъятной земле, кисли столетние сумерки - нищета, холопство, бездолье.

● Когда государь повинуется закону, тогда не дерзнет никто противиться оному.

● Есть желание, – тысяча способов; нет желания, – тысяча поводов!

● У нас не вор - значит, глуп, и честь - не в чести, честь только б над другими величаться.

● Кто жесток, тот не герой.

● Забывать службу ради женщины непростительно. Быть пленником любовницы хуже, нежели пленником на войне; у неприятеля скорее может быть свобода, а у женщины оковы долговременны.

● Что за Россия, заклятая страна, - когда же ты с места сдвинешься?

● Троим не верь: бабе не верь, турку не верь, непьющему не верь.

● Незнанием закона никто не отговаривайся.

● Выше всех добродетелей рассуждение, ибо всякая добродетель без разума - пуста..

● Наша коммерция и без того как больная девица, которой не должно пугать или строгостью приводить в уныние, но ободрять ласкою.

● Неблагодарный есть человек без совести, ему верить не должно. Лучше явный враг, нежели подлый льстец и лицемер; такой безобразит человечество.

● Кто станет говорить речи, другому - не перебивать, но дать окончить и потом другому говорить, как честным людям надлежит, а не как бабам-торговкам.

● Я предчувствую, что россияне когда-нибудь, а может быть, при жизни нашей пристыдят самые просвещенные народы успехами своими в науках, неутомимостью в трудах и величеством твердой и громкой славы.

● Промедление смерти подобно.

«Штурманы — отродье хамское, но дело свое зело разумеют. А, посему — в кают-компанию их пущать и чарку давать. Во время абордажного же боя на верхнюю палубу не пущать, дабы они своим омерзительным видом не смущали христолюбивое воинство.»
Из указа Петра I

Друзья! Сегодня, 25 января, в России отмечается профессиональный праздник — День штурманов Военно-Морского Флота Российской Федерации. Анекдот в тему:
— Ты штурман?
— Штурман.
— Объясни, пожалуйста, что это у вас за выражение: «угол сноса»?
— Нет у нас такого выражения.
— Как нет?
— Есть выражение «червонец с носа»….

Во, червонец с носа! А что нам на это скажет «начальник транспортного цеха» товарищ, который из этих, ну, про которых царь указ писал — капитан 2 ранга Александр Дедюев, штурман подплава, отдавший лучшие годы своей жизни подводному флоту?


Привет, Иван! Долгое время штурманов держали за моряков второго сорта, у Станюковича в рассказах мелькают их сухопутные звания. Конкретно по специальности штурман у нас начали готовить в 50-х годах. До этого выпускали вахтенными начальниками. То есть, мог лейтенант минером или артиллеристом стать, а мог штурманом. Специальность называется «Штурманская ВМФ», инженер-штурман. Обучение пять лет.

В советском ВМФ за время обучения, как правило, было два дальних похода. Мой курс ходил по маршруту Севастополь-Аннаба-Кронштадт, и Кронштадт-Конакри-Севастополь. Я, учась на 6 Высших офицерских классах, ухитрился еще раз сходить в поход Кронштадт-Оран-Кронштадт (учебный корабль «Хасан», его турки перестали пропускать, после того, как он какую-то их лайбу в Босфоре утопил). Остальные практики были на флотах после каждого курса. Разделения на подводников и надводников в нашем училище не было. По выпуску шли не только на подлодки и надводные корабли, но и в авиацию (в моем выпуске на экранопланы ребята попали даже), погранвойска (туда был специфический отбор). Стремились попасть на АПЛ и БПК, возможность дальних походов и первичная должность капитан — лейтенантская.

На должностях штурманских оставались по 5-7 лет, максимум, потом уходили в помощники, старпомы и далее. Самые мудрые сидели до упора штурманами, после чего переводились на преподавательскую работу в большие города.

Техника на разных кораблях очень отличалась по сложности и задачам. Мне довелось служить на стратеге с инерциальным навигационным комплексом, а у кого-то был в заведовании один гирокомпас. Что еще интересного? У командиров, обычно, отношения со штурманами были особые. Только штурманам позволялось видеть то, что давали командиру в пакете перед выходом на БС. Самые употребляемое штурманское слово: невязка, как мне кажется.

Штурманы. «Штурманы отродье хамское, и мимо чарки не пройдут, но дело своё знают туго, а посему повелеваю жалование им платить и в кабаки пущать»! - говорил царь Пётр о своих морских штурманах, которые обучились в «англиях» и «ерманиях». Мы, лётчики, не зло и только промеж собой, называли эту категорию лётного состава «блуднями». Они включались в экипаж с целью проверки навыков самолётовождения у вторых пилотов и при дальних разовых полётах. «Определи-ка мне место положения самолёта по двум боковым радиостанциям», - проверял меня, ещё молодого второго пилота, штурман Петя Бурыгин, который сам недавно окончил училище штурманов. Я вижу положение самолёта относительно местности чётко, но кручу для отвода глаз ручку настройки частоты радиокомпаса, провожу на карте от Ухты и от Ижмы две прямые линии к месту, которое вижу под собой. «О-о-о! Молодец! – удивляется и восторгается штурман моей сноровке и точности определения. - Меньше пятисот метров ошибка в расчёте с использованием радионавигации!» Не всегда погода на Севере «белая и пушистая». Чаще это серые будни с облаками до верхушек елей и с ограниченной практически до ноля видимостью. В таких условиях мы имеем допуск к полётам по приборам и полностью полагаемся на радионавигацию. При выполнении дальних и продолжительных полётов штурманов брали в экипаж охотно. На них возлагалась большая часть бумажной работы: готовили полётные карты, производили расчеты, получали сборники промежуточных, запасных аэродромов и аэродрома назначения. Готовимся к дальнему перелёту. Пройдена предварительная и предполётная подготовка, получено разрешение на полёт. Погода «звенит»! Курс на Актюбинск, что на севере Казахстана. Часа три летим спокойно. Второй пилот ведёт ориентировку, определяя место самолёта по своей полётной карте, а штурман отдыхает. Лишь изредка берёт Алексей в руки планшет и одобрительно кивает. Его работа начнётся позже, когда пролетим границу республики Коми, а тут всё перелётано вдоль и поперёк… Доведя пальчиком до обреза карты, второй пилот локтем толкает Лёшку в бок: - Доставай свою склейку карт, мой лист закончился. Штурман долго копается в портфеле, лицо его становится пунцовым, а шея всё больше и больше втягивается в плечи. - Забыл получить в БАИ (бюро аэронавигационной информации), - широко раскрыв серые глаза, как школьник, моргает он на меня. Чувствую и я повышение адреналина в крови. В голове сумятица: «За всё и про всё отвечает командир, кем я и являюсь. Можно, конечно, вернуться в Сыктывкар, сославшись на плохую видимость на маршруте…. А потом? Объясняйся там по телефону с начальством…. Нет! Летим до Перми». После настройки частоты приводной радиостанции аэродрома Кудымкар становиться легче. Хоть и хиленький, но идёт сигнал, а стрелка радиокомпаса показывает направление устойчиво. - Вчера при подготовке к полёту я видел у тебя на карте заштрихованную красным цветом «запретную зону». Туда залетим, враз собьют! Или истребитель поднимут, а это, сам понимаешь, скандал на всю ивановскую! - обращаюсь к штурману в надежде, что он профессионально помнит эти зоны. - Да, командир, вон там она, за дорогой, где лес сплошной, - не совсем уверенно, крутя по сторонам головой, отвечает Лёшка. Выходим на Кудымкар и видим, о чудо(!), самолёт, взлетающий с аэродрома. Просим его экипаж перейти на «свою» частоту, которую знают все лётчики. Этот канал не пишется на магнитные носители на земле. Он - наша жизнь! На этой частоте можно предупредить экипажи об опасности, чтобы они не лезли в туман, гололёд, можно переговорить с другом о наболевшем, не опасаясь посторонних ушей. «В Пермь лечу, - отвечает на запрос командир взлетевшего самолёта, – пристраивайся за мной». «А куда нам деваться?» – благодарю коллегу. Лёшку, вроде бы как заболевшего, отправляем из Перми на базу рейсовым самолётом. На замену «хворого» товарища прилетает старший штурман отряда Саша Захв…енко. Этот карты привёз не игральные и не гадальные, а самые настоящие, полётные! Он и хитрюга ещё тот!.. Весь отряд смеялся после одной из перегонок, где штурманом был он в составе экипажа. При возвращении домой, из Москвы решили ехать поездом, а не лететь на другой день и ночевать где-то в гостинице. В поезде, мол, ночь поспим, а после обеда будем дома! Воркутинский поезд, который идёт через Печору, ждали на Ярославском вокзале. На двери ресторана, как всегда, "Мест нет"..., а перекусить и лизнуть-то маленько хочется: «антиалкогольный» закон кругом, и мужики ближайших районов Москвы вечером сбиваются в ресторанах вокзалов, где хоть и маленько, но наливают! Сашек, хитрый, в погонах и фуражке ГА, через стекло показывает своё красное, да ещё и с гербом, свидетельство штурмана, швейцару. Достаёт из планшета и показывает какую-то фотку с друзьями в гражданке: «Эти не появлялись тут? - спрашивает он и диктует какой-то семизначный номер телефона притихшему и немного оболдевшему швейцару, под запись. – Появятся – быстренько звони!»… Вопрос посещения ресторана отпал мгновенно! Посадили за служебный стол за колонной, откуда просматривался весь зал, да и обслуживали очень быстренько!.. Приказ: «… экипаж вертолёта МИ-2 … лётного отряда … управления производил взлёт с аэродрома МВЛ Кедва. В режиме набора высоты вертолёт зацепил несущим винтом переход линии связи, протянутый над рекой Ижма. С высоты 30-ти метров вертолёт упал на лёд реки и разрушился. Экипаж в составе командира вертолёта и штурмана эскадрильи погиб. ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Нанести на полётные карты все переходы линий связи через реки, вышки и другие искусственные препятствия высотой более 50-ти метров. 2. …» Нет с нами Лёшки…. Лет пять и полетал после училища. Он погиб при выполнении этого несложного полёта. Была ранняя весна, потемневший, но ещё прочный лёд на реке и видимость в лёгкой дымке не менее трёх километров. Выходит, что утром он шёл на работу для выполнения своего последнего полёта. На Земле в «интересном положении» осталась молодая жена, а ещё недостроенный дом «от строителей». Не успел Алексей, хоть и мечтал о саде, посадить деревца, как положено в этой жизни настоящему мужчине… (На фото я в Питере на курсах Академии ГА)